Victor 21520. Kelly Harrell (Virginia String Band)

 

«My Name Is John Johanna» / «My Wife, She Has Gone And Left Me» 

 

   

Kelly Harrell (Virginia String Band)

 

Kelly Harrell, vocal, possibly whistling; Posey Rorer, fiddle;

R.D.Hundley, banjo; Alfred Steagall, guitar

 

Camden, NJ.   March 23, 1927

 

Пластинка Victor 21520, возможно, наиболее важная у кантри-сингера из Аппалачей Келли Хэррилла (1889-1942), потому что баллада «My Name Is John Johanna» была включена Гэрри Смитом (Harry Everett Smith, 1923-1991) в Антологию американской народной музыки (Anthology Of American Folk Music), вышедшую в 1952 году на Folkways Records и сыгравшую огромную роль в музыкальном образовании будущих героев Фолк-Возрождения 50-х и 60-х годов.  

Келли Хэррилл родился и вырос в Аппалачах, в одном из глухих селений Уит-каунти, Вирджиния (Wythe County, VA), неподалеку от границы с Северной Каролиной, в тех самых местах, откуда вышли в мир многие известные фолк-музыканты и где на рубеже столетий стремительно развивалась ткацкая промышленность, на одной из фабрик которой с ранней молодости он трудился. Также с молодости Келли пел, в основном сентиментальные и сатирические баллады, которые сам же сочинял, но его слава не выходила за пределы промышленного региона, Henry Whitterтак что, если бы не подоспевший фолк-ренессанс двадцатых, инициированный быстро развивавшейся индустрией грамзаписи и неостановимой экспансией радиоволн, мы о Хэррилле так ничего бы и не узнали, как не узнали бы мы и о других сельских музыкантах, составляющих сегодня золотой фонд американской фолк-музыки. 

Впервые в студии грамзаписи Хэррилл оказался, когда ему было за тридцать пять. Предполагается, что это случилось благодаря Хенри Уиттеру (Henry Whitter, 1892-1941), одному из первых кантри-сингеров, записанных на пластинки. Уиттер был знаком с Хэрриллом с молодости, ценил его баллады и исполнительское мастерство и поэтому рекомендовал своего приятеля Виктору, в нью-Posey Rorerйоркской студии которого были сделаны первые записи Келли Хэррилла: это случилось 7 января 1925 года. А уже в августе Хэррилла записывали в Эшвилле, Северная Каролина (Asheville, NC), для OKeh, причем Хенри Уиттер аккомпанировал ему на гитаре и гармонике, потому что сам Хэррилл ни на чем не играл, и это оставалось его слабым местом. На первых викторовских сессиях ему аккомпанировал на гитаре и гармонике известный фолкcингер Карсон Робинсон (Carson Jay Robison, 1890-1957), а также фиддлер, имя которого осталось незафиксированным. Но вот на мартовскую, 1927 года, сессию в Камдене, Нью-Джерси, Хэрриллу позволили привезти с собой музыкантов, с которыми он выступал в родных Аппалачах. И вот когда рядом с ним оказались его земляки, включая фиддлера Пози Рорера  (Posey Rorer, 1891-1936) из The North Carolina Ramblers, голос и баллады Келли Хэррила зазвучали в полную силу и с наилучшей выразительностью. 

  

 

 

My name is John Johanna; I came from Buffalo town,

For nine long years I've traveled this wide, wide world around,

Through ups and downs and miseries, and some good days I saw,

But I never knew what misery was 'til I went to Arkansas.

 

I went up to the station, the operator to find,

Told him my situation and where I wanted to ride.

Said, "Hand me down five dollars, lad; a ticket you shall draw

That'll land you safe by railway in the state of Arkansas".

 

I rode up to the station and chanced to meet a friend,

Alan Catcher was his name, although they called him Cain.

His hair hung down in rat tails below his under-jaw,

He said he run the best hotel in the state of Arkansas.

 

I followed my companion to his respective place,

Saw pity and starvation was pictured on his face.

His bread was old corn dodgers; his beef I could not chaw,

He charged me fifty cents a day in the state of Arkansas.

 

I got up that next morning to catch that early train,

He says, "Don't be in a hurry, lad; I have some land to drain,

You'll get your fifty cents a day and all that you can chaw,

You'll find yourself a different lad when you leave old Arkansas".

 

I worked six weeks for the son of a gun; Alan Catcher was his name.

He stood seven feet two inches, as tall as any crane.

I got so thin on sassafras tea, I could hide behind a straw,

You bet I was a different lad when I left old Arkansas.

 

Farewell, you old corn rabbits, also you dodger pills,

Likewise you walking skeletons, you old sassafras heels.

If you ever see my face again, I'd hand you down my paw,

I'd be looking through a telescope from home to Arkansas.