Silvertone 25012. Chubby Parker

 

«I'm A Stern Old Bachelor» / «Bib-A-Lollie-Boo»

 

 

Chubby Parker,

Old Time singin' with banjo accompaniment

 

Chicago, IL,  c. February 26, 1927

 

Когда я слушаю этого старого олд-таймера из Индианы, подыгрывающего себе на банджо, то сразу вспоминаю молодого Пита Сигера (Pete Seeger, 1919-2014) и одну из его ранних (1950) записей – песню «Risselty-Rosselty», которую Фредерик «Чабби» Паркер (Frederick R. «Chubby» Parker, 1876-1940) записал в феврале 1927 года во время своей самой первой сессии: у Паркера эта старая шотландская баллада называется «Nickety, Nackety Now Now Now» (слушайте здесь.) А ещё припоминается один из самых известных (и страшных!) фильмов Хичкока The Birds, когда в одном из ключевых эпизодов ученики на уроке пения разучивают эту же песню... В первую сессию Чабби Паркер записал также детскую песенку c незабываемой абракадаброй в названии – «Bib-A-Lollie-Boo» (из того же ряда, что и Be-Bop-a-Lula) и «стариковскую» балладу «I'm A Stern Old Bachelor», повествующую от имени беззаботного и убежденного холостяка... Ну как подобное может не нравиться широкой публике! 

 

I am a stern old bachelor,

My age is forty four,

I do declare I’ll never live

With women anymore.

 

Oh little sod shanty,

Little sod shanty give to me,

For I’m a stern old bachelor

From matrimony free.

 

When I come home late at night,

I smile and walk right in,

I never hear a voice yell out

Or say where have you been... 

 

Я старый, убежденный холостяк,

Мне минуло уж сорок четыре,

Заявляю людям открыто я,

Что с женщинами впредь не свяжусь.

 

Отлично живется мне в тесной, убогой землянке,

В убогой земляночке,

Я старый, убежденный холостяк,

Свободный от уз брачных.

 

Когда возвращаюсь затемно,

То с улыбкой в дом захожу,

Никто более не закричит на меня,

Не спросит, где весь вечер пропадал... 

 

Эти и другие вышедшие на Gennett песни и баллады из эпохи менестрелей были хорошо известны слушателям, потому что с 1925 года Чабби с успехом исполнял их на чикагской радиостанции WLS, получая тысячи благодарных писем от своих почитателей с непременной просьбой ещё и ещё раз «повторить»... Поэтому и дженнеттовские пластинки с его песнями быстро раскупались, после чего Чабби переиздавали вновь и вновь, в том числе на более дешевых лейблах – Silvertone, Champion, Supertone, так что пластинками Чабби Паркера Америка была буквально наводнена... Я уверен, что репертуар старого сингера был огромен, но публика, а за ней и издатели пластинок требовали от него все те же знакомые песни – «Oh Susanna», «Whoa Mule Whoa», «King Kong Kitchie Kitchie Ki-Me-O», «Little Brown Jug», «Darling Nellie Gray», которые Чабби Паркер перезаписывал по несколько раз. Он, правда, старался разнообразить аккомпанемент, добавляя к неизменному тенор-банджо гармонику или whistling (художественный свист)... Хотя Чабби Паркер умер в 1940 году, он незримо присутствовал во времена Фолк-Возрождения, потому что записанные им песни и баллады, его стиль и манера исполнения активно заимствовались фолксингерами пятидесятых. Вероятно, этому способствовало включение Гэрри Смитом (Harry Everett Smith, 1923-1991) баллады «King Kong Kitchie Kitchie Ki-Me-O» в Anthology of American Folk Music  (1952), которую молодое поколение музыкантов воспринимало как учебное пособие, – а также доступность старых шеллаковых пластинок с записями Паркера, которые и в наши дни не редкость... 

Хотя дедушка и бабушка Фредерика Паркера были родом из Кентукки, а сам он вошел в историю как исполнитель старинных фолк-баллад и песен и даже заполучил в связи с этим прозвище «Chubby», его с большой натяжкой можно назвать фолксингером: Фредерик Паркер, как о нём сообщается, был сыном влиятельного казначея в Типпекано-каунти, Индиана (Tippecanoe County, IN), в 1898 году закончил один из самых престижных университетов Америки – Purdue University, после чего работал инженером в энергетической отрасли. Потом он переехал в Чикаго, где трудился юристом и электриком-экспериментатором, то есть работал в области, очень далекой от той, в которой он прославился, – и объявился на чикагском радио, а затем и в студии грамзаписи, только когда ему было за пятьдесят... Удивительно, потому что в лице дипломированного инженера-изобретателя Фредерика «Чабби» Паркера, с его песнями и балладами, мы имеем ценный музыкальный источник, относящий нас к середине 19-го века или даже ко временам, ещё более от нас далеким, поэтому вовсе не случайно его записи переиздают в наши дни.  Жаль только, что о самом олд-таймере не многое известно, и даже где он похоронен, выяснить пока не удалось...