Victor 21346. Louisiana Sugar Babes

 

«Persian Rug» / «Thou Swell»

 

shugar-aa.jpgTrinity Church, Camden, NJshugar-bb.jpg

 Louisiana Sugar Babes

"Fats" Waller, organ; James P. Johnson, piano; Jabbo Smith, trumpet;

Garvin Bushell, clarinet, alto sax. & bassoon

 

Camden, New Jersey.  Church Studio. March 27, 1928

 

Представляя в нашей рубрике пластинку Victor 21348, мы уже рассказывали, что единственная звукозаписывающая сессия бэнда Louisiana Sugar Babes, собранного специально для джазовых экспериментов Томаса «Фэтса» Уоллера (Thomas "Fats" Waller, 1904-1943), состоялась в бывшей Trinity Church, расположенной в непосредственной близости к производственным мощностям Victor Talking Machine Company в Камдене, Нью-Джерси. Напомним нашим читателям, что в 1917 году внушительное здание на перекрестке Северной 5-й улицы и Купер-стрит было выкуплено компанией Victor, переоборудовано в студию звукозаписи, и нам даже известна точная дата, когда Trinity Church была готова принимать первых музыкантов: 27 февраля 1918 года. С этого времени несуществующее ныне строение (см. точное место, где оно находилось) вошло в историю как Camden Church Studio. В здании находился и небольшой церковный орган, нуждавшийся в капитальном ремонте, для чего в 1921 году была нанята the Estey Organ Company, полностью восстановившая инструмент и адаптировавшая его к условиям студии грамзаписи.  

В Camden Church Studio прозвучали многие шедевры самой разной музыки, запечатлённой благодаря искусной работе тогдашних викторовских звукоинженеров, и среди самых смелых экспериментов – записи, сделанные на органе Фэтсом Уоллером, феноменальным пианистом, органистом, композитором, аранжировщиком, сингером-сонграйтером и бэнд-лидером... Из-за своих снятых на кинопленку шутовских номеров с очаровательными гарлемскими красавицами, по ходу дела взбиравшимися на его рояль, вечно улыбающийся и дурачащийся добродушный толстяк заслужил славу артиста-комедианта, но всякий, кто хотя бы мало-мальски знаком с творчеством этого необыкновенного музыканта, знает, насколько серьезным, глубоким и образованным он был, каким огромным и важным остается его наследие, хоть Фэтс не дожил и до сорока. Его эксперименты с церковным органом, вклад в соединение этого сложного инструмента с медной и ритм- секциями остаются для любителей джаза и специалистов важной страницей в истории жанра. И здесь мы рекомендуем исследование Томаса Канниффа (Thomas Cunniffe) Fats Waller At The Pipe Organ, в котором автор, кроме прочего, обращает внимание на технический аспект викторовских записей органа в условиях Camden Church Studio, к которому мы ещё вернемся.

К середине двадцатых Фэтс Уоллер уже имел богатый опыт звукозаписи и как соло-артист, и как пианист-аккомпаниатор, а кроме того, сочиненные им песни пели и записывали знаменитые блюзвимен, в том числе Бесси Смит (Bessie Smith, 1894-1937). Что касается органа, то его Томас освоил ещё мальчишкой, когда играл в Harlem’s Abyssinian Baptist Church. А в пятнадцать он уже был профессиональным органистом в важнейшем из театров Гарлема – Lafayette Theatre. Но все же Уоллер оставался более известным как продолжатель дела великих страйд-пианистов и рэгтаймеров Гарлема. Брайан Раст (Brian Rust, 1922-2011) в комментариях к английскому лонгплею Fats At The Organ (RD-7599, LP 12", UK, 1964) пишет, что в середине двадцатых Фэтс Уоллер некоторое время работал в чикагском Vendome Theater, где игрой на пайп-органе заполнял паузы между сеансами немого кино. Возможно, об этом прознали менеджеры из компании Victor, предложившие ему записать несколько известных хитов в их «церковной студии», где простаивал орган. Томас согласился, приехал в Камден и 17 ноября 1926 года, приноровившись к непривычным условиям, сыграл на органе «St. Louis Blues» и «Lenox Avenue Blues» (она также называлась «Church Organ Blues»). А вскоре вышла пластинка Victor 20357, которая имела огромный успех и принесла известность исполнителю и немалый доход компании Victor, так что небезызвестный нам Ральф Пир (Ralph Sylvester Peer, 1892-1960) буквально вцепился в Фэтса, выступив супервайзером новых сольных сессий Уоллера в январе и в феврале 1927 года... Но нас сейчас интересуют не сольные записи Фэтса, а его опыты по соединению церковного органа с джазом. 

Томас Каннифф небезосновательно считает, что идея осуществить этот смелый синтез принадлежит все тому же Ральфу Пиру, в то время отвечавшему за «расовый» каталог (race records) компании, и замечает, что осуществить подобную затею стало возможным лишь с внедрением электрического принципа звукозаписи взамен акустического. Также Каннифф справедливо замечает, что успеху Пира с пластинкой Victor 20357 предшествовала крупная неудача. Дело в том, что на эту же сессию кроме Фэтса Уоллера был приглашен джазовый бэнд замечательного корнетиста Томаса Морриса (Thomas Morris, 1897-1945), ранее записывавшегося на Victor. Кроме Морриса в бэнд входили: тромбонист Джо Нэнтон (Joe "Tricky Sam" Nanton, 1904-1946), кларнетист Боб Фуллер (Bob Fuller, 1898-?), а также гитарист – им, возможно, был Бобби Ликан (Bobby Leecan, 1897-1946) – и ударник, имя которого в дискографиях не упоминается. Уже в студии к ним присоединился пианист, композитор, аранжировщик и руководитель викторовского оркестра Нэт Шилкрет (Nat Shilkret, 1889-1982). Этот бэнд, в соединении с органом Фэтса Уоллера, и должен был, по замыслу Ральфа Пира, сказать новое слово в популярной музыке. Как отмечено в дискографии, 17 ноября 1926 года оркестр под названием Six Hot Babies четыре раза пробовал записать инструментальную версию спиричуэлса «All God's Chillun Got Wings», но ни один из вариантов так и не был принят к изданию, более того, их мастера не сохранили... После такого фиаско Пиру ничего не оставалось, как записать Фэтса Уоллера в одиночку и тем, как полагает Томас Каннифф, спасти потерянный день (“to salvage the date”) и, возможно, собственную репутацию... Одним словом, первый опыт записи церковного органа и джазового бэнда не удался, и, судя по всему, исключительно по техническим причинам, на которых останавливается автор очерка Fats Waller At The Pipe Organ.       

Задачи, стоявшие перед музыкантами и звукоинженерами, были сложными из-за «задержки» звука органа, вызванной особенностями студии: чтобы звучание органа было изолировано от всех прочих шумов, музыкант (в данном случае Фэтс Уоллер) и клавиатура располагались в одном помещении, в то время как трубы (organ pipes), из Thomas Morrisкоторых исходил звук, находились в другом, так что органист, нажимая на клавиши, попросту не слышал музыку, которую играл, а наушников в ту пору еще не было. И совсем неизвестно, как и что при этом слышали привлеченные джазовые партнеры, вообще не совсем ясно, где они находились во время сессии... Все же каким-то образом задачу решили к маю 1927 года, когда к записи вновь привлекли Томаса Морриса и к нему в придачу – тромбониста Чарли Ирвиса (Charlie Irvis, 1899-1939). Уже в Камдене к ним присоединился ударник Эдвард Кинг (Edward T. King, 1865-1939), один из неутомимых менеджеров по звукозаписи Victor Talking Machine Company, который, кроме того, что играл на чём ни попадя, ещё и, как о нём пишут, всеми дирижировал и всем командовал, из-за чего его вклад в общую дискографию компании (см. здесь) не поддается воображению. Уточним, что на момент записи этому господину из эпохи менестрелей было далеко за шестьдесят... Как видно из дискографии, с большим трудом и не с одного раза были записаны «Fats Waller Stomp», «Savannah Blues» и «Won't You Take Me Home?», которые вскоре вышли на двух викторовских пластинках: одну из сторон Victor 20890 дополнили «Beale Street Blues» Уильяма Хэнди (William C. Handy, 1873-1958), которую Фэтс Уоллер исполнил соло. 

Хотя ничего нового в этих веселых опытах нет – всё те же стандарты, разве что «Savannah Blues» впечатляет, – и они меркнут на фоне того, что делали в те дни великие бэнды Джелли Ролл Мортона (Jelly Roll Morton, 1890-1941) и Луи Армстронга (Louis Armstrong, 1901-1971), но все же наличие органа вызвало интерес, и пластинки Thomas Waller with Morris's Hot Babies хорошо раскупались. Во многом из-за того, что очень высоко оценивались и с большим интересом воспринимались сольные записи Фэтса Уоллера, выходившие параллельно. Кроме того, Фэтса пытались оторвать от Victor конкуренты из Columbia, которым вдруг тоже понадобилось органное сопровождение для записи церковной церемонии, так что мы, всматриваясь в Ralph Peerдискографию Фэтса, можем лишь удивляться тому, как он успевал в далекие майские дни 1927 года курсировать между Нью-Йорком и Камденом... (См. его дискографию на сайте DAHR.) Чтобы развить успех, в среду 1 декабря 1927 года бэнд Морриса вновь записали вместе с Фэтсом Уоллером, при этом вместо Чарли Ирвиса на сессию пригласили тромбониста Джимми Арчи (Jimmy Archey, 1902-1967) и гитариста, коим, возможно, был всё тот же Бобби Ликан из Филадельфии, Пенсильвания... В тот день было записано шесть танцевальных мелодий, наиболее интересными из которых мне представляются «Red Hot Dan», в которой Фэтс Уоллер, пересев на время с органа за рояль, наконец-то запел, и «Geechee», где Фэтс также успел посолировать на органе и на фортепиано. К тому же обе пьесы украшает гитара... Из-за известных технических трудностей некоторые вещи записывались по несколько раз, но теперь все мастера были сохранены и впоследствии изданы, в том числе в Европе, так что следы этой сессии не стерлись. 

На этом этапе эксперименты с внедрением церковного органа в джаз, кажется, были завершены, таким образом, неугомонный Ральф Пир мог приниматься за следующие эксперименты...

Мы здесь пишем «неугомонный», а подошло бы и слово «вездесущий», а еще больше – «счастливец», потому что накануне, 30 ноября, в Камдене во всё той же студии Пир проводил сессию для Victor великого белого блюзмена Джимми Роджерса (Jimmie Rodgers, 1897-1933), именно в тот день им был записан самый первый из знаменитых голубых йодлей (blue yodels)... Если добавить к этому, что в последний день лета того же года (31 августа) Ральф Пир записывал в Мемфисе, Теннесси, великого Томми Джонсона (Tommy Johnson, 1896-1956) и его партнера и друга Ишмона Брэйси (Ishmon Bracey, 1901-1970), то можете себе отчасти представить тот потрясающий мир, в котором жил этот музыкальный деятель и бизнесмен, и только догадываться, какие идеи могли родиться в его голове, пересыщенной самой великой и самой разной музыкой, – ведь в его распоряжении в то время находился потенциал самой мощной, самой передовой и самой богатой фирмы грамзаписи в истории – Victor Talking Machine Company!.. Только посмотрите, на скольких сессиях (и у кого!) Ральф Силвестер Пир был супервайзером...

James P. Johnson. FolkwaysВ своем очерке Томас Каннифф пишет, что в 1928 году Фэтс Уоллер и один из корифеев гарлемского страйд-пиано – Джеймс Прайс Джонсон (James Price Johnson, 1894-1955) работали вместе над бродвейским шоу Keep Shufflin', которое шло в Daly's 63rd Street Theatre с 27 февраля по 26 мая. Помимо написания партитур к мелодиям и песням, они играли в оркестровой яме (played in the pit orchestra), а во время антрактов развлекали публику импровизированными дуэтами на двух фортепиано. Ральф Пир, побывав на одном из представлений Keep Shufflin', восхитился услышанным и увиденным, а больше всего – уникальным фортепианным дуэтом, поэтому тотчас загорелся идеей записать мелодии из шоу в исполнении небольшого бэнда с двумя выдающимися пианистами. Не откладывая, он привез  Джеймса П. Джонсона и Фэтса Уоллера в Камден, прихватив ещё и двух солистов из оркестра – корнетиста Джаббо Смита (Jabbo Smith, 1908-1991) и уникального мультиинструменталиста Гарвина Бушелла (Garvin Bushell, 1902-1991). По замыслу Ральфа Пира, должен был состояться еще один потрясающий эксперимент в истории грамзаписи! Но... Оказалось, что в Camden Church Studio в тот день и час было в ходу только одно пианино, из-за чего более старший и опытный Джеймс П. Джонсон присел играть на нём, а Фэтсу Уоллеру ничего не оставалось, как отправиться к хорошо ему знакомому пайп-органу...

Касаясь технической стороны этой необыкновенной сессии, Каннифф ссылается на воспоминания одного из её участников – Гарвина Бушелла, который утверждал, что Гарвин Бушелл в шестидесятые«органные трубы находились в одной комнате, а мы [музыканты. – В.П.] – в другой» (the organ pipes were in one room and we were in another), он также не без иронии вспоминал, что во время записи Уоллер пребывал в другом помещении «примерно в квартале от остальных музыкантов» (about a city block away). Это означает, делает вывод Каннифф, что во время сессии были задействованы сразу три отдельных помещения: одно для Уоллера и консоли с клавиатурой, другое – для участников бэнда, третье – для органных труб, откуда шло звучание органа. «Проблемы с синхронизацией при таком сценарии были бы кошмаром даже с системой мониторинга (monitoring system)», – справедливо считает автор исследования и предполагает, что Джонсон, Смит и Бушелл во время сессии находились все-таки там же, где были и органные трубы, иначе бы они попросту не смогли синхронизировать ритм... А вот Фэтс с клавишной консолью действительно находился в отдельном помещении.  

Что ж, возможно, так (или примерно так!) и было, но то, что эксперимент, пусть и нечаянный, оказался куда интереснее, творчески насыщеннее и изобретательнее, чем Jabbo Smithопыты Уоллера с бэндом Томаса Морриса, – несомненно! Тут сказалась высочайшая квалификация и сыгранность приглашенных музыкантов, прежде всего уверенная рука Джеймса П. Джонсона; было совершенно новым и участие в джазовом бэнде необычного фагота, на котором играл Бушелл; добавлял страсти и невероятного темперамента Джаббо Смит, юное дарование из глубин Джорджии, которого никакие иные роли, кроме первой, не устраивали. К тому же номера из шедшего уже месяц мюзикла Keep Shufflin' – «Willow Tree» и «’Sippi» были музыкантами в совершенстве отрепетированы и обкатаны, так что когда они перешли к записи «Thou Swell» и «Persian Rug», то это уже был предельно сыгранный организм, ведь Уоллер за время всех своих «органных сессий» в Камдене усвоил все тонкости и особенности этого специфически устроенного студийного органа, понял наконец, как правильно играть на этом удаленном от бэнда инструменте...    

Итак, в течение дня (27 мата 1928 года) в исполнении квартета, оставшегося в истории как Louisiana Sugar Babes (намек на родство с Новым Орлеаном?), были записаны четыре инструментальные вещи, вышедшие вскоре на двух пластинках –Victor 21346 и Victor 21348. Позже, уже в тридцатые годы, сохранившиеся мастера были изданы на дочернем лейбле RCA Victor – Bluebird, а «Persian Rug» в те же годы переиздавалась в Европе (HMV EA-397)...

Только через полтора года Фэтс Уоллер вновь окажется за пультом камденовского органа, но он будет записываться уже как соло-музыкант, а в составе бэндов предпочтёт записываться сидя за фортепиано. 

 

 

 

 

 

 

 

«Thou Swell» - take 42568 

 

 

«'Sippi» - take 42567