Banner 1181. The Six Black Diamonds / Roy Collins' Orchestra

 

«Farewell Blues» / «Maxie Jones» (The King Of The Saxophones)

 

Joseph Samuels, 1919

The Joseph Samuels Orchestra / The Nathan Glantz Orchestra 

 

На стороне «А» пластинки Banner 1181 черным по белому написано, что на ней издан популярный в то время фокстрот «Farewell Blues» (Elmer Schoebel, Paul Mares & Leon Roppolo) в исполнении бэнда the Six Black Diamonds...

Основанный в начале 1922 года, лейбл Banner стремился выйти на рынок и занять свою нишу рядом с ведущими компаниями, для чего менеджеры из the Plaza Music Company (New York City), которой принадлежал лейбл, издавали и продавали более Joseph Samuelsдешевые пластинки, рассчитывая на небогатые слои ценителей танцевальной музыки. В первые годы своего существования они арендовали уже готовые мастера с записанными на них бэндами у лейблов Paramount и Emerson, а чтобы не возникали юридические проблемы, издавали их уже под новым названием, зачастую как «The Six Black Diamonds», при этом вовсе не обязательно, чтобы музыкантов было шестеро и чтобы они были чёрными. Решив проблемы, связанные с правами и гонорарами, деятели из the Plaza Music Company внесли неразбериху в стан будущих историков джаза и популярной музыки, потому что всякий раз, когда всплывает название «The Six Black Diamonds», непросто разобраться, с кем именно вы имеете дело. Не станем перечислять все оркестры, которые издавал Banner под таким названием, лишь уточним, ссылаясь на справочник Брайана Раста (Brian Rust, 1922-2011), что на нашей пластинке Banner 1181 запечатлен «Farewell Blues» в исполнении the Joseph Samuels Orchestra. Сама запись была произведена в Монреале, Канада (Montreal, Canada), 12 февраля 1923 года и, кроме Баннера, вышла на лейбле Regal Records (USA), также принадлежавшем the Plaza Music Company.

Непросто выяснить и состав оркестра, потому что не все имена указаны в имеющихся дискографиях. Определенно, что в оркестре присутствует его лидер –скрипач, кларнетист, альт-саксофонист и бэнд-лидер Джозеф Самюэлс (Joseph Samuels), танцевальные оркестры которого в первую половину двадцатых под разными названиями записывались и издавались на многочисленных лейблах и были очень популярными. Tрампетистами во время сессии в Монреале отмечены Джулс Леви-младший (Jules Levy, Jr.) и кто-то еще (and another); тромбонистом, возможно, был эмигрант из Авcтралии Эфраим Хэннэфорд (Ephraim "Eph" Hannaford, 1887-1946); из тех, кто играл на альт-саксофоне, тенор-саксофоне и кларнете, приводится лишь известный бэнд-лидер двадцатых Натан Гланц (Nathan Glantz), хотя рядом и с его именем красуется вопросительный знак (?); пианистом фигурирует Ларри Брайерс (Larry T. Briers, 1892-?); на ксилофоне и ударных – уже ставший знаменитым Джордж Хэмилтон Грин (George Hamilton Green, Jr., 1893-1970). Имена банджоиста и басиста не даются, хотя оба музыканта обеспечивают основной ритм фокстроту, в то время как фортепиано почти не слышно: в отличие от банджо и разного рода ксилофонов, механическая запись с трудом улавливала звук оркестрового фортепиано, к которому никак не удавалось подвести раструб звукоснимателя. Отлично звучит и brass bass, на котором в оркестре Самюэлса играет незаурядный мастер, увы остающийся нам неизвестным... Кстати, что за brass bass в данном случае?..

Чтобы хоть отчасти это прояснить, я обратился за помощью к Андрею Воеводскому, опытному бэнд-лидеру из Санкт-Петербурга и единственному знакомому мне джазовому тубисту, имеющему с недавнего времени ещё и сузафон. И вот что он мне ответил, прослушав «Farewell Blues»:

«Увы, точно определить не могу. Прослушал и в наушниках, и на колонках. На самом деле разница в звуке (туба-сюзик) заметна, только когда слушаешь "живьём". Даже теперь, когда звукозапись технически совершенна. А тогдашняя звукозапись разницу почти не фиксировала. У сузафона звук более басовитый, более сфокусированный, что ли, и в то же время более богатый обертонами. По крайней мере, я так ощущаю. Но ведь и тубы очень разными бывают. Большие, поменьше, с раструбом кверху, с раструбом вперёд... Мне кажется, на записи всё-таки сузафон. Но я могу и ошибаться. Среди туб была и так называемая recordbell, с широким раструбом, направленным вверх, как у сузафона, у неё и корпус здоровенный, и объём воздуха большой, и звучала она как настоящий сузафон... В общем, то, что на записи, – на самом деле дело тёмное...»

Действительно, «дело тёмное», поэтому в финансовых отчетах (а затем и в справочниках) писали «brass bass», без уточнения инструмента. К сожалению, не отмечено и имя музыканта, явно незаурядного.

Несколько слов о самóм фокстроте «Farewell Blues», авторство которого принадлежит новоорлеанцам Лиону Ропполо (Leon Roppolo, 1902-1943) и Полу Марэ (Paul Mares, 1900-1949), а также их партнеру по the News Orleans Rhythm Kings – пианисту, композитору и бэнд-лидеру из Сент-Луиса Элмеру Шебелу (Elmer Schoebel, 1896-1970). Копирайт на мелодию зарегистрирован в 1922 году, и в том же году – 29 августа – музыканты из the News Orleans Rhythm Kings записали её в Ричмонде, штат Индиана (Richmond, IN), во время своей сессии для компании Gennett. Наряду с другими танцевальными мелодиями этой исторической сессии, «Farewell Blues» была вскоре издана (Gennett 4966), при этом бэнд фигурировал как the Friars Society Orchestra. В феврале 1923 года сразу два оркестра – the Joseph Samuels Orchestra и the Georgians, записали свои версии популярного фокстрота, но, как следует из дискографий этих бэндов, оркестр Джозефа Самюэлса сделал это на восемь дней раньше... С тех пор «Farewell Blues» (Прощальный блюз) играли и записывали многие музыканты и оркестры, и на наших страницах мы уже публиковали одну из его версий в исполнении Sol Hoopii's Novelty Trio (слушайте здесь)

 

 

На стороне «В» нашей пластинки представлен популярный фокстрот «Maxie Jones» (The King Of The Saxophones) в исполнении the Roy Collins' Orchestra, за которым скрывается the Nathan Glantz Orchestra. Его лидер – кларнетист, саксофонист и бэнд-лидер Натан Гланц с начала двадцатых был тесно связан с Джозефом Самюэлсом и участвовал в монреальской сессии, когда был записан «Farewell Blues», о котором мы только что рассказали.

В справочнике Брайана Раста The American Dance Band Discography отмечено, что запись «Maxie Jones» была произведена в Нью-Йорке в феврале 1923 года (число не указано). Состав оркестра установить невозможно, потому что в огромной дискографии оркестров Натана Гланца, занимающей более тридцати страниц толстого справочника Раста и охватывающей период с 1921 по 1931 год, имена музыкантов, участвовавших в той или иной сессии, почти не встречаются – отмечены в основном лишь вокалисты. К тому же названий оркестров, им руководимых, насчитывается больше дюжины... Сам Брайан Раст, предваряя дискографию Натана Гланца, отмечает, что этот востребованный и неутомимый музыкант в том или ином качестве принял участие примерно в тысяче записей, причем практически для всех компаний, так что разобраться во всех его сессиях – задача непосильная, потому Раст и опубликовал информацию лишь о тех сессиях, в которых Гланц точно участвовал как бэнд-лидер... 

В начале двадцатых фирмы грамзаписи стремились записать и издать как можно больше пластинок с танцевальной музыкой, спрос на которую возрастал с каждым годом, если не с каждым месяцем. Работа была тогда у всех: водевильные артисты и артистки, певцы и музыканты, сонграйтеры, композиторы-аранжировщики и вся предприимчивая публика из Tin Pan Alley трудились вовсю, едва поспевая за индустрией грамзаписи, при этом ведущие компании великодушно соперничали между собой, поскольку Участники Van Eps Trio: Фред Ван Эпс, Натан Гланц и Фрэнк Бантарынок казался им безграничным. В особой цене были тогда бэнд-лидеры, знающие музыкальную и околомузыкальную среду, могущие в короткие сроки привлечь профессионалов из любой точки Америки, сформировать из них оркестр, затем наскоро, чтобы не отстать от конкурентов, сделать аранжировку той или иной многообещающей мелодии и без репетиций, с листа, записать её для заказчика... После этого музыканты «разбегались»: играли в других оркестрах, выступали на радио, записывались для различных лейблов, ездили в туры и так далее, затем сходились вновь... При этом финансовые ведомости и прочие деловые бумаги фирм грамзаписи, на основе которых впоследствии составлялись дискографии, не могли фиксировать все эти активные и хаотичные перемещения и «перемешивания»...

Известно, что ещё с первого десятилетия прошлого века у ведущих фирм грамзаписи были свои, так называемые домашние, оркестры, которыми руководили нанятые опытные мастера своего дела. В эти оркестры входили универсальные музыканты, умевшие играть самую разнообразную музыку, включая академическую, в зависимости от задачи, которую перед ними ставили во время очередной сессии. С началом танцевального бума эти оркестры уже не могли конкурировать с новыми бэндами, как грибы после дождя возникавшими в крупных мегаполисах, прежде всего в Нью-Йорке и Чикаго, вместе с появлением там новых музыкальных жанров. Причем эти новые оркестры постоянно пополнялись прибывавшими отовсюду, в том числе из Нового Орлеана, талантливыми или даже гениальными музыкантами-новаторами. Статичность, академичность и изначальная заданность студийных оркестров не способствовали их конкурентоспособности в сравнении с оркестром какого-нибудь популярного ночного клуба или роскошного отеля с их гигантскими танцзалами (ballrooms) и предприимчивым менеджментом: ведь там происходило непосредственное соприкосновение музыкантов с разгоряченной публикой и буквально на глазах формировалась танцевальная (свинговая) культура двадцатых-тридцатых... Разумеется, тиражи пластинок этих новых оркестров куда охотнее раскупались публикой, а радиостанции намного чаще приглашали их на свои радиошоу...

Все эти бесчисленные танцевальные оркестры, их музыканты и их лидеры, о которых сейчас мало кто вспоминает, очень важны нам для понимания общей атмосферы в популярной музыке первой половины двадцатых. И хотя всех их в продолжение многих десятилетий не относили к джазу, иной раз называя «планктоном» или чем-то подобным, несерьезным и недостойным внимания, мы должны всех их знать и помнить, учитывая то, каких китов питал этот так называемый музыкальный планктон.    

Повторю, мы не можем определить состав the Nathan Glantz Orchestra, записавшего «Maxie Jones» (The King Of The Saxophones), но точно, что на этой записи присутствует Натан Гланц вместе со своим C-melody saxophone, который доминирует в фокстроте, сочиненном сонграйтерами Грантом Кларком (Grant Clarke, 1891-1931) и Эдгаром Лесли (Edgar Leslie, 1885-1976), а также композитором и пианистом Питом Вендлингом (Pete Wendling, 1888-1974).