Victor 16900. Vessella's Italian Band

 

«Maria, Mari» (Di Capua) / «Addio Napoli» (Farewell To Naples – March) (Ascolese)

 

vessalla-aa266.jpgOreste%20Vessella-2.jpgvessalla-bb267.jpg

Vessella's Italian Band

 

 Camden, New Jersey.  April 5, 1911 

 

Хватит и одного взгляда на этого яркого господина, похожего на Марселя Пруста, чтобы заподозрить в нём творческую личность, и это правда, потому что итальянец Оресте Весселла (Oreste Vessella, 1877-1963) был не просто музыкантом, а знаменитым капельмейстером, композитором, аранжировщиком и кларнетистом, чей большой оркестр когда-то радовал публику исполнением популярных мелодий – разного рода маршей, вальсов, полек, тарантелл и так далее, при этом его аранжировки были смелыми и новаторскими и предвосхищали будущие эпохи... Весселла был знаменит задолго до наступления эры джаза, ещё прежде, чем на авансцену вышли танцевальные бэнды конца десятых — начала двадцатых. Он был из предшествовавшей Неаполь, Италия. Фото 1900 г.эпохи, когда царствовали большие и громогласные духовые оркестры, в основном военные и полувоенные (military bands, marine bands...), и их неукротимое звучание создавало атмосферу праздника в садах и парках Европы и Северной Америки. Вместе со всемирно известными оркестрами Джона Филипа Сузы (John Philip Sousa, 1854-1932) и Артура Прайора (Arthur Pryor, 1869-1942), Итальянский оркестр Весселлы формировал музыкальные вкусы и пристрастия как публики, так и будущих музыкантов Нового Света и вместе с тем создавал среду, в которой музыкальная Америка пребывала последующие сто лет и во многом пребывает сейчас. Вообще, итальянцы в этом смысле постарались на славу. 

«Звучание итальянских бэндов стало неотъемлемым элементом постоянно развивающейся музыкальной культуры Америки. И не только их прекрасные интерпретации оперных мелодий стали частью нашего национального сознания. Итальянские инструменталисты также повлияли на стили игры американских музыкантов. Пристрастие итальянских музыкантов к виртуозным кларнетам и пикколо, сверкающим трампетам и напыщенным басовым тубам сформировало палитру музыкального звучания, которой восхищались американские музыканты и композиторы и которую они пытались перенять».

Эти ёмкие формулировки принадлежат профессиональному трубачу из Эшвилла, Северная Каролина (Asheville, NC), Майку Брубейкеру (Mike Brubaker), автору хоть и New York City, Little Italy, c.1900довольно сумбурной, но важной публикации об Оресте Весселле и вкладе итальянцев в музыкальную культуры Америки. Публикация, на которую мы в основном ссылаемся, состоит из двух частей и сопровождается любопытными источниками (см. здесь и здесь).

 

Оресте Весселла родился 18 марта 1877 года в городке Алифе, Италия (Alife, Italy), в семье Крешенцо Весселлы (Crescenzo Vessella) и Кончетты Боррелли (Concetta Borrelli). Дядей Оресте был Алессандро Весселла (Alessandro Vessella, 1860-1929), выдающийся итальянский дирижер, композитор, руководитель Римского оркестра. Видными музыкантами стали впоследствии и все дети семейства – Марко Весселла (Marco Vessella) был известным бэнд-лидером; Джакомо (Giacomo) стал флейтистом, а Франческо (Francesco) – корнетистом. Все они проявили свои таланты в Америке...

С детства Оресте обучался игре на кларнете и ещё подростком поступил в Консерваторию San Pietro a Majella в Неаполе – одно из самых известных учебных заведений Европы, в стенах которого в своё время учились многие знаменитые композиторы. И преподаватели там были тоже самые авторитетные. Среди учителей Весселлы фигурирует композитор Камилло де Нардис (Camillo de Nardis, 1857-1951).

В июле 1901 года Оресте Весселла прибыл в Соединенные Штаты и стал одним из многих итальянских музыкантов, перебравшихся в Новый Свет в поисках счастья и удачи. К этому времени его отец уже переехал в Америку и проживал в известном районе Little Italy на Манхэттене. Скорее всего, именно по его рекомендации Оресте приняли в состав the Ellery's Royal Italian Band, в котором он стал одним из пятнадцати кларнетистов. А всего в этом оркестре тогда насчитывалось сорок восемь музыкантов из Италии. Вскоре этот большой оркестр, которым руководил бизнесмен, пианист, импресарио и шоумен из Бруклина – Ченнинг Эллери (Channing Ellery, 1855-1917), отбыл в долгосрочный тур по стране.

Эллери был видной фигурой в музыкальном бизнесе, часто сам выступал с сольными номерами, отменно владел вистлингом (художественным свистом), читал со сцены лекции о музыке, но дирижером становиться не стремился, предпочитая кого-нибудь нанимать. Летом 1901 года, когда Оресте Весселла попал в Королевский итальянский оркестр Эллери, дирижером был тромбонист из Неаполя синьор Джузеппе Креаторе (Signor Guiseppe Creatore, 1871-1952), слава которого в то время, как сообщают источники, соперничала со славой Сузы. Видимо, поэтому синьор Креаторе не долго прослужил наёмным капельмейстером и вскоре организовал собственный успешный бэнд. В 1902 году вместо него дирижером the Ellery's Royal Italian Band стал Эмилио Ривела (Cavaliere Emilio Rivela), который возглавлял оркестр Эллери в течение creatore-333.jpgгода, пока продолжался нескончаемый тур, при этом в нескольких концертах кларнетист Весселла выступал солистом. В сравнении с театрализованным образом Креаторе, стиль дирижирования Ривелы считался менее эффектным и чересчур консервативным, что привело в 1903 году к его замене на Манфреди Чиаффарелли (Signor Manfredi Chiaffarelli)... Как Суза и его партнер Артур Прайор, на рекламно-постановочных снимках Чиаффарелли запечатлен в военной форме, разумеется итальянской. Ссылаясь на статьи критиков прошлого, Брубейкер пишет, что Чиаффарелли культивировал образ генерала и оркестром скорее командовал, чем дирижировал, так что его командный стиль нашёл отражение в карикатурах. Вообще, итальянские капельмейстеры отличались чрезвычайной эксцентричностью. Так, сменивший Чиаффарелли в 1904 году Франческо Ферулло (Francesco Ferullo), прежде игравший в оркестре на гобое, старался имитировать стиль и поведение Джузеппе Креаторе, проявляя при дирижировании излишнюю, как об этом сказано, balletic manner, что также удостоилось карикатуры, и не одной... 

Мы не для красного словца упоминаем имена итальянских капельмейстеров. Брубейкер обращает внимание на то, что «эта итальянская склонность к драматическим жестам и ярким позам на сцене стала неожиданностью для американской публики, а также для американских музыкантов, которые привыкли к сдержанному, почти незаметному языку тела дирижера. Гипертрофированная пластика итальянцев добавила музыкальному представлению хореографии и стала предметом The front row of Ellery's Royal Italian Band, which played  at the Grand Opera House, Seattle.  Oct. 1902. Второй слева стоит -  Франческо Ферулло.  Photographer - Genelli. Sayre (J. Willis) Collection of Theatrical Photographsзрительного восприятия. Неожиданный прыжок капельмейстера-итальянца, эффектный щелчок дирижерской палочкой и страстная мимика стали увлекательной новинкой для американской публики, и это сильно повлияло на манеру поведения бэндов и бэнд-лидеров в 20-м веке».

Разумеется, не только и не столько эстетикой привлекали внимание американцев итальянские музыканты, большинство из которых имели консерваторское образование, знали толк в гармонии и композиции и обычно играли сразу на нескольких инструментах, являясь универсалами. Поскольку в Италии была обязательной военная служба, музыканты старались проходить её в военных оркестрах, из-за чего итальянские оркестры на рубеже веков были намного многочисленнее американских: в них обычно было несколько кларнетов (в бэнде Эллери их было не меньше пятнадцати!), были флейты, фаготы, гобои и, что особенно важно, полный набор саксофонов, в начале века ещё нераспространенных в Америке. Так что итальянские музыканты привносили на Американский континент и новые инструменты, и новое оркестровое звучание... Взгляните внимательнее на великолепную фотографию Oreste Vessella's Italian Band, относящуюся к 1910 или 1911 году. Оркестр насчитывает, если не ошибаюсь, сорок два музыканта, включая и самого лидера в белом костюме. И среди внушительного набора духовых – саксофоны: сопрано, альт, тенор и баритон. В своём исследовании под фотографиями бэнда Брубейкер со знанием дела указывает название каждого из инструментов...

 

Oreste Vessella's Italian Band (sepiasaturday.blogspot.com)   

 

На рубеже веков и в первые десятилетия в Америке основным медным инструментом был корнет, в то время как в итальянских оркестрах использовались трампеты, на которых музыканты выдавали более яркое и громкое звучание. Средняя секция обычно включала три французских горна (валторны), три альт-горна (alto horn), а также набор саксофонов – сопрано, альт и тенор. Басовая секция также была Portrait of Channing Ellery and Emilio Rivela. Bishop's Studio. 1902намного больше, чем в американских оркестрах, и включала обычно три тромбона, два баритон-саксофона, две басовые и две контрабасовые тубы. Звучание такого бэнда получалось более плотное и сочное, чего обычно недоставало американским оркестрам того времени. Кроме того, по мнению Брубейкера, большие итальянские бэнды играли с высокой ритмической точностью, равномерной артикуляцией и плотной интонацией, что особенно впечатляло американскую публику и бросало вызов американским музыкантам, при этом итальянские дирижеры отличались требовательностью, хорошо зная, на что способны привлеченные ими оркестранты. 

 В продвижении итальянских музыкантов в Америке Брубейкер подчеркивает особенную роль Ченнинга Эллери, который, по его словам, «практически в одиночку изменил природу американской музыки, лично представив американской публике сотни виртуозных итальянских музыкантов за свою двадцатилетнюю карьеру концертного промоутера», – после чего приводит выдержки из интервью, которое Эллери дал в октябре 1912 года репортеру издания Wichita KS Beacon... 

«В Соединенных Штатах есть отличные музыканты, но здесь главенствует тренд скорее материальный, чем музыкальный. Мои люди вышли из нескольких поколений музыкантов. Они формировались в атмосфере, развивающей музыкальные способности. Здесь есть таланты, но погоня за деньгами и жёсткая конкуренция не позволяют американцам стремиться к духовности в музыке.

...Музыкальный вкус Америки ухудшается. Виноват в этом водевиль. Дешевая музыка, которая сопровождает его, считается более интересной и привлекательной, чем настоящая музыка с душой и содержанием. Единственный способ остановить эту тенденцию к ухудшению – подтянуть публику до уровня лучших музыкальных стандартов. Мой бэнд пытается это сделать, и мы гордимся тем, что стараемся исполнять только достойную музыку.

...У меня лидер играет соло на корнете с десяти лет. Он происходит из семьи итальянских музыкантов и наглядно демонстрирует, что настоящий музыкант развивается в течение нескольких поколений. Конечно, иногда рождаются вундеркинды, но настоящие музыканты сегодня достигают своей вершины эволюцией, а не гениальностью». 

Все примечательно в словах пятидесятисемилетнего промоутера, включая и его претензии к водевильной сцене, в первые десятилетия ставшей локомотивом всей популярной музыки Америки. А главный парадокс состоит в том, что Эллери убежденно ведёт борьбу с  тем, что в действительности продвигал едва ли не всю жизнь... Ченнинг Эллери скончался в Бруклине 30 марта 1917 года. Успел ли он Postcard (sepiasaturday.blogspot.com)услышать пластинку Victor 18255 с «Dixieland Jass Band One-Step» и «Livery Stable Blues», которая была отпрессована 7 марта и спустя пару дней поступила в продажу на Манхэттене? Интересно, как бы он к ней отнесся, учитывая, что и трампетист Ник ЛаРокка (Nick LaRocca, 1889-1961), и ударник Тони Сбарбаро (Tony Sbarbaro, 1897-1969) – сицилийцы? Кстати, в далеком Новом Орлеане к началу века существовала обширная итальянская община, а во многих домах подрастали будущие пионеры джаза, и тот же ЛаРокка до конца своих дней считал, будто именно итальянцы придумали джаз, а чёрные у них его заимствовали... Интересно, стопроцентный американец и музыкальный пурист Ченнинг Эллери согласился бы с этим?..

И ещё: проживи Эллери ещё лет семь-десять — не изменили бы его представления о происхождении гениев сразу несколько молодых черных новоорлеанцев, потомков рабов, в первом поколении познавших музыку и изменивших её вектор едва ли не во всем мире?.. 

Но вернемся к преемнику и продолжателю дела Ченнинга Эллери – к Оресте Весселле, его Итальянскому бэнду и наконец перейдем к нашей пластинке Victor Oreste Vessella, 1905 (sepiasaturday.blogspot.com)16900, записанной в апреле 1911 года в Камдене, Нью-Джерси.

Еще раз обращаем внимание на то, что мы говорим сейчас о далеком и труднопредставимом времени, когда Америка и мир ещё не знали ни Армстронга с Беше, ни Джелли Ролл Мортона с Эллингтоном, ни тем более Бенни Гудмана с Коулменом Хокинсом... Никого ещё в то время не было, о ком сегодня пишут и говорят с придыханием, а Новый Орлеан и Гарлем если и упоминались в хрониках, то не в связи с джазом. И пластинки с цилиндрами, равно как и граммофоны с фонографами, были доступны далеко не всем, а индустрия грамзаписи всё еще пребывала в своем начальном виде. Тем не менее, и это важно понять, – тишины в Соединенных Штатах не было, пустоты – тоже!

К сожалению, в исследовании Брубейкера не уточняется, с какого времени и при каких обстоятельствах Оресте Весселла стал дирижером Итальянского оркестра. В одной из редких статей отмечается, что ещё в 1903 году Весселла заменил заболевшего дирижера, после чего и стал бэнд-лидером. Сообщается также, что именно с 1903 года Оресте Весселла фигурирует в названии оркестра Vessella's Italian Band, который с успехом выступал на одной из самых популярных и посещаемых площадок Восточного побережья – Стальном пирсе в Атлантик-Сити (Steel Pier,  Atlantic City), штат Нью-Джерси. Кроме того, имеется редкий, потрясающий по своей экспрессии и выразительности фотоснимок, на котором молодой и подвижный Оресте Весселла запечатлен стоящим за дирижерским пультом с дирижерской палочкой на взмахе: кажется, что он сейчас взлетит... Фотография, как на ней указано, относится к 1905 году. А вот в некрологе этого яркого дирижера и бэнд-лидера из Неаполя указано, что он руководил оркестром с 1906 года...

 Программы, с которыми выступал оркестр Оресте Весселлы, включали его аранжировки популярных оперных партий, а также марши и различные танцевальные попурри, от польки до вальса. Обычно в каждом таком концерте был отдельный  солист-инструменталист или вокалист... 

Разглядывая почтовую открытку, на которой запечатлен Vessella's Italian Band во время очередного выступления, обратим внимание на необычное месторасположение сцены и на непривычную нам статичность всего мероприятия: роскошно разодетая публика, разместившаяся на скамейках, выглядит неподвижной. Посетители концерта на Стальном пирсе, кажется, пришли слушать, а не танцевать, потому что мы не видим танцевальной площадки, что было характерным для последующих эпох больших танцевальных залов – ballrooms, где как раз «сидячих мест» было минимум или не было вообще...

Безусловно одно: при всех своих талантах и навыках, Оресте Весселле повезло куда больше, чем всем тем знаменитым и прославленным (ныне забытым) итальянским дирижерам и капельмейстерам, имена которых мы упоминали в связи с Королевским итальянским оркестром Ченнинга Эллери. Получив долговременный ангажемент в одном из самых шумных, популярных и посещаемых мест развлечения, Весселла и его оркестр тотчас попали в поле зрения чутких менеджеров Victor Talking Machine Company, чьи студии и производственные мощности располагались в соседнем с Атлантик-Сити Камдене, так что привлечение Vessella's Italian Band к звукозаписывающим сессиям с последующим изданием пластинок, потенциальные покупатели которых десятками тысяч прибывали на летний отдых к Стальному пирсу, было вопросом времени. Повезло и с тем, что лучше Вúктора никто в то время не мог и не умел записывать большие оркестры, и, кроме того, технологии компании позволяли успешно записывать и прессовать двенадцатидюймовые диски (12"), что значительно расширяло диапазон возможностей музыкантов, и именно на такой пластинке издана «A Vision Of Salome» английского композитора Арчибальда Джойса (Archibald Joyce, 1873–1963) в аранжировке Весселлы. Согласно сведениям Discography Of American Historical Recordings, запись эта была произведена 30 марта 1911 года во время самых первых сессий Vessella's Italian Band.

Ну а чудесная «Maria, Mari», сочиненная автором бессмертной «’O sole mio» – неаполитанцем Эдуардо ди Капуа (Eduardo Di Capua, 1865-1917), и марш «Addio Napoli» (Farewell To Naples / Прощание с Неаполем), написанный совершенно забытым сегодня композитором Раффаэле Асколесе (Raffaele Ascolese, 1855-1923), были записаны спустя неделю, 5 The Billboard, 13 July, 1963 (sepiasaturday.blogspot.com)апреля. С этого времени и до 1925 года Vessella's Italian Band активно записывался для Victor и Brunswick, а сам бэнд-лидер вовсю сочинял и аранжировал музыку...

С началом двадцатых интерес публики к большим итальянским духовым оркестрам быстро угас, а когда появились большие танцевальные, а затем и джазовые бэнды, само понятие «Big Band» уже не ассоциировалось со старыми оркестрами, подобными оркестру Оресте Весселлы... Что делать! Маэстро из другой эпохи продолжал сочинять и писать аранжировки, продолжал жить... 

Умер Оресте Весселла во всё том же Атлантик-Сити 20 июня 1963 года. Спустя три недели, 13 июля, в еженедельнике The Billboard опубликовали скромный некролог:

«Смерть старого бэнд-лидера

Знаменитый артист звукозаписи ранних лет Оресте Весселла, который долгие годы был концертным бэнд-лидером у нас в Steel Pier, умер 20 июня в местном доме для престарелых в возрасте восьмидесяти шести лет. До выхода Весселлы на пенсию в 1927 году, его концертный бэнд успел сделать 138 записей классической и популярной музыки. Ещё несколько лет назад он продолжал сочинять и аранжировать оркестровую музыку. 

Родившись в Италии, он прибыл в Соединенные Штаты в 1901 году, а с 1906 года начался 21-летний период его выступлений в Steel Pier. В зимние месяцы он играл в казино на Boardwalk и ездил с турами вместе со своим концертным бэндом. У него остались дочь и двое внуков».  

Похоронен Оресте Весселла на Holy Cross Cemetery, неподалеку от Атлантик-Сити, в двадцати пяти минутах езды от Атлантического побережья и Steel Pier, которому он отдал большую часть жизни.